Новости

Блокадная ласточка продолжается в Ленинградской...

ЛАСТОЧКА В СМИ

Дмитрий ИВАНОВ Город 22 марта 2024

Писем дождались. Проект «Блокадная ласточка» продолжается

В Военно-медицинском музее состоялось представление первой части рукотворной книги «Ленинградская ласточка», в которой собраны письма блокадников к родственникам, воевавшим на фронте или отправленным в эвакуацию; воспоминания, записанные их потомками; стихи и эссе молодых петербуржцев, посвященные тем страшным и героическим дням.

«Санкт-Петербургские ведомости» рассказывали об этом проекте, подготовленном к 80‑летию полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады (см. номера газеты от 20 сентября и 25 октября 2023 года). Его название связано со стихотворением Ольги Берггольц «Блокадная ласточка», посвященным ожиданию осажденным городом писем с Большой земли.

Как рассказала нашей газете Наталия Жукова, руководитель проекта, за несколько месяцев было собрано почти 300 писем военного времени. Некоторые в виде факсимильных изображений вошли в книгу, которая изготовлена в одном экземпляре. Предусмотрена возможность вложения в нее новых страниц.

Узнав про «Ласточку», Александра Жаркая, сотрудница социального центра, стала спрашивать про военные письма у его посетителей. И тогда свой личный архив принесла Зоря Алексеевна Андреева. «Мама и младший сын оставались в блокадном Ленинграде, папа был на фронте, а две старшие дочери находились в эвакуации. Они все переписывались друг с другом — может быть, эта переписка стала для них настоящей охранной грамотой. Вся семья выжила. И письма эти сохранила, — рассказывает Жукова, — теперь Зоря Алексеевна согласилась передать оригиналы в Центральный государственный архив Санкт-Петербурга».

Приведу пронзительный фрагмент письма дочери Миры папе на фронт: «Здравствуй. Дорогой папулинька. Отвечаю тебе на все твои загадки. Первая: не гром, а гремит, не молния, а сверкает. Это снаряд. Без крыльев, а летят, всю дорогу свистят — пули. Легла — не побежала, а земля задрожала — это бомба. Без лопаты, а ямы роет это снаряд. Без рук, без ног, а постройки ломает, это танк. Папочка, мы живы и здоровы, нас кормят хорошо, у меня и у Зори аппетит».

В книгу «Ленинградская ласточка» включены письма, переданные Анной Михайловной Кондратьевой, они написаны ее отцу — родителями. В 1941 году Михаил Иванович Кондратьев только поступил в Военно-медицинскую академию, но проучился всего полгода. Это был «Сталинградский курс» — уже в 1942 году его отправили на фронт. И эта переписка поддерживала близких людей. После Великой Отечественной войны Кондратьев завершил обучение в академии, позже стал доктором медицинских наук, прожил долгую жизнь.

Мать пишет сыну в день его рождения: «Мишуленька, родной мой, любимый! Поздравляю тебя и от души желаю тебе исполнения твоих и наших желаний… Мне даже во сне и наяву кажется, что ты приехал и я кладу свою больную голову тебе на плечо… но открываю глаза, а тебя нет… Солнышко, родной мой, прости что так долго не писала. Откровенно говоря, несколько раз пыталась и не смогла закончить, так как вот уже три недели не встаю с кровати. Это впервые в моей жизни и впервые я не отмечаю день твоего рождения. Солнышко мое, любимый, в таких больших страданиях я все время мысленно звала тебя. Как ты мне нужен и всем нам! Прости, очень трудно писать. Крепко тебя обнимаю, мой родной, мой любимый. Твоя мама».

Ксения Пореш поделилась воспоминаниями о своей бабушке Ольге Владимировне Пореш. Она до конца дней не могла простить себе, что не нашла кусочка хлеба для умирающей матери, когда их перевезли на открытой «полуторке» по тающему льду Ладожского озера и поместили в эшелон, уходивший на восток.

Журналистка из Выборга Диана Гранд-Скубик подготовила эссе на основе воспоминаний Ольги Федоровой, работавшей во время войны диктором на районном радио. Однажды Федорова нарушила правило радийщиков — прочитать текст прежде, чем выходить в эфир. И разрыдалась в голос, читая рассказ о тяжело раненном танкисте, который до неузнаваемости обгорел в танке. Начальник радиостанции был вне себя: срыв передачи — ответственность по законам военного времени. Ольга смогла довести передачу до конца, а когда пришла домой, услышала восторги соседок: «Ты читала как настоящая артистка».

Интересную фотографию принесла организаторам «Ласточки» Ольга Никандрова. На фото — ее мама Вера Христофоровна со значком, изображающим ласточку. Снимок сделан в 1951 году. Остается вопрос, та ли эта «блокадная лас точка» или случайное совпадение.

Сбор писем продолжается, книга «Ленинградская ласточка» передана в Военно-медицинский музей и станет пополняться. В сентябре 2024 года уже все полученные письма будут положены на 20 лет в символический почтовый ящик, который установят в музее «Дорога жизни» — филиале Центрального военно-морского музея. Их снова прочитают потомки в дни 100‑летия полного освобождения Ленинграда от блокады.

Одновременно проект «Ленинградская ласточка» объявил о новом событии — литературном конкурсе «Ласточкино гнездо». В 1943 году порвался один из чехлов, маскировавших шпиль Адмиралтейства. Альпинисты поднялись на него и зашили ткань. А когда спустились, увидели, что ласточки не могут попасть к гнезду, где уже подали голос птенцы. И тогда изможденные от голода люди снова поднялись и заново сшили ткань так, чтобы у птиц был доступ к гнезду.

Оттолкнувшись от этого рассказа, авторам любого возраста предложено сочинить свое произведение, сделать рисунок — простор для фантазии неограничен. Лучшие работы войдут в книгу «Ленинградская ласточка». Подробнос и конкурса — на сайте проекта dommuzeev.ru.

#блокада #проект #письма

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 52 (7628) от 22.03.2024 под заголовком «Писем дождались».